Моя «голубизна»

Все разделы
kenhensley1
2017-05-09 01:13:00
Рейтинг 1 2 3 4 5 (5) Спасибо за вашу оценку Вы уже оценивали этот рассказ
15779
Были в моей жизни и «голубые» попытки

Итак:

Я очень люблю минет.

Разумеется, я люблю, когда минет делают мне, а не когда его делаю я. Сам я тоже пробовал делать минет. Пробовал четыре раза. Одного раза мне не хватило, для того чтобы понять, что я не голубого цвета.)))

Для чего вообще проводил эти проверки?

 

Ну, наверное, во мне всё же что-то есть гомосексуальное. И иногда наступает такой момент, что оно вылезает из подполья наружу.

Хотя, анализируя те самые дни, которых я насчитал всего три периода (Так и есть: четыре минета на три периода), мне кажется, что всё-таки в те дни я жутко хотел секса с женщиной (с самой, что ни на есть, женской женщиной!!!), секса необычного, нового, с новыми позами, акробатикой, всевозможными экспериментами. Желание это сжигало меня, несмотря на то, что в постели присутствовала нормальная женщина, — жена. Но это, как я полагал, пройденный этап, неинтересная обязанность, изредка претендующая на соитие, прошедшая любовь. И вот эти-то мысли об экспериментах, и приводили меня на территорию, странных, неизведанных, и как я всё-таки убедился, не нужных мне, гомосексуальных или, если хотите, голубых отношений.

Было это в 1993-м, и дважды в 1995-м году.

 

Первое приключение, которое и заставило задуматься о принадлежности к голубому лагерю, произошло в поезде Кисловодск — Санкт-Петербург. Произошло совершенно случайно, с проводником вагона, в котором я ехал домой из отпуска. А следующие два эпизода имели место в Питере, когда я, уже целенаправленно, нашел партнеров при помощи газеты «Шанс».

Проводник в поезде (назову его Валерий), как я сейчас понимаю, был настоящим бисексуалом, интересующимся мужчинами в равной степени, как и женщинами.

Произошло это как-то очень легко. Глубокой ночью, в купе проводников, мы пили с ним чудесное вино и разговаривали себе, о жизни, о бизнесе, об отдыхе.

 

Как вы, наверное, помните, в купе проводников полки для сна только по одной стороне. Соответственно мы сидели с ним рядом.

Сначала его «случайные» прикосновения мне были непонятны, потом подозрительны, и когда они стали навязчивы, я сам заговорил с ним на чистоту. Сказал, что с мужчинами ни разу сексом не занимался, но не против попробовать. Что в данной ситуации я вижу себя только активной стороной, и если он считает это неприемлемым, то далее обсуждать эту тему не имеет смысла.

Не помню дословно, но, в общем, сказано было как-то так.

Валера закрыл изнутри купе, и начал раздеваться. Я последовал его примеру. Он первый опустился передо мной на колени и стал целовать мой член, двигая кожу вдоль ствола. Я старался смотреть за происходящим, но то ли необычность обстановки, а скорее всего от осознания, что это был мужчина, а не женщина, у меня не наступала должная эрекция.

Валерий старался, и это его старание мешало мне еще больше. Меня не отпускало ощущение противоестественности происходящего. Но и отступать уже было глупо.

 

Я велел ему сесть рядом со мной. Когда он устроился рядом, я начал рукой массировать его член, уже довольно твердый и готовый к бою. По сравнению с ним, я на «активного» явно не тянул. Поэтому я постарался уверенным поведением продемонстрировать свою активность.

Я завалил его на спину и, склонившись к его паху, вобрал в рот его пенис на столько, на сколько смог, что сразу же вызвало рвотный спазм. Не хватало еще в такой момент рвоты! Я стал действовать осторожней.

Сказать, что мне было противно не могу. Я старался прислушиваться к себе. Оценить ощущения и сделать окончательный вывод: надо мне это или нет.

На вкус член не был неприятным, но и ничего возбуждающего в нем не было. Запах женского органа всегда сводил меня с ума, я всегда упиваюсь им, а от члена ничем таким не пахло.

 

На ощупь руками, тоже ничего нового не было. Вот ощупывание ртом было новым. Да здесь были довольно интересные ощущения, но на моё сексуальное возбуждение это не влияло. Эрекция, по крайней мере, так и не появилась. Была какая-то жалкая пародия на неё. Я, возможно, тогда впервые почувствовал, что такое половое бессилие. Я понял, что мой первый гомосексуальный опыт завершился неудачей, но решил доделать начатое. Валерию-то, зачем страдать? Я продолжил движения головой (или ртом?). Вдруг Валерий рукой отстранил мою голову, и повернулся ко мне спиной.

— Введи! — хриплым голосом сказал Валера, он был сильно возбужден.

Я стал усиленно мастурбировать себя, чтобы хоть как-то продолжить. Но никакие уговоры на моего друга не действовали. Скрывать «импотенцию» было уже невозможно. Я решил признаться.

— Валера, прости, у меня не встаёт. Я не могу с мужчинами. — Я оправдывался, потому, что мне, в принципе, этот парень нравился. Днём и вечером, когда мы общались, он производил очень благоприятное впечатление. И ничего «голубого» в его поведении я не видел. Или просто не умел распознать? Ну, так, доложу вам, что я и сегодня «голубых» не умею отличать от натуралов. Кстати, Валера был не «голубым», а «Би». В этих категориях, как видно, тоже существенная разница.

— Давай, я помогу тебе кончить? — Я решил, что надо как-то достойно поставить точку.

 

— Можно я войду в тебя? — правда, он сказал «можно я вставлю тебе?». Он держался рукой за член, и я вдруг нутром ощутил его желание. Я такого позыва, такого очевидного желания, что меня хотят, никогда не видел со стороны противоположного пола. Но может быть, мне всё это показалось рассказы эротические . Только тогда я вдруг почувствовал, что я должен уступить этому парню. Возможно, такое ощущение испытывают женщины, когда, наконец, решаются уступить домогательствам очередного любовника. Не потому, что достал ухаживаниями и напором, и не потому, что самой уже невтерпёж, а именно, как гуманитарная помощь, именно потому, что стало жалко бедолагу, затем, чтоб яички у него не лопнули из-за исступленного желания, и ведь желание это направлено не куда-нибудь, а именно на меня... !

— Ну, давай попробуем. — я залез на полку и встал на четвереньки.

 

— Лучше встань коленями на пол, а сам ляг на полку грудью. — Валера уверенно стал исполнять роль «актива». Но в тот день, как и в другие дни вообще, мне не суждено было быть посвященным в «голубое» братство.

Валера ввел мне в анус, только головку члена, как у меня в проходе возникла ужасная боль, и дальнейшее продвижение стало невозможным. Я был удивлен и шокирован. Я не думал, что это может быть так больно, так невозможно больно. И от этой попытки тоже пришлось отказаться.

Мы с ним по одному сходили в туалет, привели себя в порядок, и Валера попросил меня, всё-таки сделать ему минет, так как он никак не может успокоиться. Я не стал возражать.

 

За несколько секунд до кульминации, Валера предупредил меня:

— Я сейчас кончу!

И я довел дело до завершения рукой. Позже я часто вспоминал с сожалением, что он не кончил мне в рот. Мне хотелось изведать всё до конца.

Таким образом, я сделал свои первые в жизни два минета.

О произошедшем не жалею. Но и в свой «донжуанский» список я мужчин вписывать не стал.

 

Полного гомосексуального контакта с тем проводником из поезда Кисловодск-Петербург не получилось, но мне этого приключения хватит на два года. Через два года у меня произойдет еще два подобных эпизода, с той разницей, что они не будут случайными. Они будут результатом поиска, и окончательно поставят точку в моей сексуальной ориентации.

Хотя, чем чёрт не шутит, когда Бог в командировке? Кто знает... , кто знает...

Да я думаю, что если не у всех, то у многих возникают такие желания. Только не все решаются довести дело до конца.

вот и у меня порой возникают такие желания, но...

Ещё рассказы

Вверх